The Value > Развлечения > Кино > Оно

Новый (на самом деле старый — в США фильм вышел аж в мае 2014 года) хоррор режиссера и сценариста Дэвида Роберта Митчелла Оно (в оригинале “It follows”) напрочь отвергает все современные стандарты в жанре и возвращает нас во времена Джона Карпентера и его Хэллоуина с огромным количеством напряженных моментов и электронным саундтреком от Disasterpeace, подливающим масла в разгорающийся огонь нервного срыва.

Уже в самом начале картины режиссер дает понять, что в течение двух часов нас ждет постоянная паника и сопереживание героям, ведь начинается все с того, что обычная девочка-подросток убегает из дома на улицу, явно избегая контакта с чем-то, чего мы еще не видим, после чего запрыгивает в машину и уезжает к пляжу, где сидя в свете фар звонит родителям и фактически прощается с ними. На утро мы видим ту же девушку, только вот она уже мертва и одна из ног сломана пополам. Кто, зачем и что будет дальше — вопросы, на которые Митчелл если и дает ответы, то нехотя и очень своеобразно.

Страх в глазах главной героини проглядывается на протяжении всего фильма

Страх в глазах главной героини проглядывается на протяжении всего фильма

Кто будет следующей жертвой становится понятно сразу — старшеклассница Джей (Майка Монро) наслаждается плаванием в бассейне под мелодии, которые вовсю кричат о том, что зло уже где-то рядом и вот-вот настигнет героиню. До встречи со злом, правда еще далеко, и режиссер еще успевает ткнуть зрителей носом в глобальную проблему ЗППП, ведь у Джей есть бойфренд Хью (Джейк Вири), живущий с соседнем районе. При всей симпатии к Хью, в разговорах с сестрой Джей отмечает его странное поведение и нервозность. Тем не менее, все заканчивается именно сексом, только вот удовольствие от него получила лишь Джей, в то время как Хью задумал что-то совсем другое — привязав Джей к стулу после секса он рассказывает ей о передающемся половым путем проклятье.

Проклятье заключается в том, что “зараженный” человек видит мертвецов, которые всеми правдами и неправдами хотят его убить. Появляются из ниоткуда в разных образах и медленно идут к своей цели. Но избавится от проклятья легок — надо всего лишь переспать с кем-нибудь и молиться чтобы его зло не достало, иначе все вернется назад.

Секс - идеальный способ отвернуть от себя зло и направить его на другого человека

Секс — идеальный способ отвернуть от себя зло и направить его на другого человека

С этого момента и начинается все самое страшное что есть в фильме. Митчелл намеренно не стал раскрывать природу зла и лишь кусочками рассказал что с ним делать. Напуганные дети поначалу не верят в происходящее, а по ходу развития делают все, чтобы попытаться бороться с неведомой силой — и стреляют, и дерутся, и даже ломают о невидимое зло стулья. Именно на этой детской непонятливости и попытках выжить и строится страх зрителей, дополняющийся долгими паузами между диалогами и обширными панорамами затухающей жизни пригорода Детройта, который старается всеми правдами и неправдами вернуть нас в прошлое, показывая черно-белые фильмы, старые машины и полное отсутствие гаджетов (хотя у одной девочки есть модная электронная книга, закованная в пудренницу 60-х годов). Это можно расценивать как еще одну попытку Митчелла вспомнить о Хуллоуине.

И во всем этом великолепии перед Джей встает сложная задача — единолично противостоять злу, постоянно убегая куда глаза глядят, или же поддаться на уговоры бывшего бойфренда (Дэниэль Дзоватто, который ничего не боится) и переспать с ним, передав проклятье. А может быть лучше разделить участь с влюбленным в Джей гиком (Кейр Гилкрист), который еще никуда и не убежит после бурной ночи? Выбор сложный и режиссер ставит перед зрителем соответствующий выбор — а как бы поступили вы в такой ситуации?

Бесстрашный бывший бойфренд как панацея

Бесстрашный бывший бойфренд как панацея

Надо отдать должное Митчеллу — он не любит кровавые фильмы и насилие и во всех своих фильмах старается придерживаться такой же политики, что не всегда может нравиться фнатам хорроров, привыкших в расчлененке и рекам крови. Митчелл любит держать в напряжении с самых первых минут, постоянно вовлекая вас все глубже и глубже, что в итоге может вылиться в истерику (пусть и внутреннюю), которая не отпустит еще долгое время после фильма.